Rambler's Top100 Орлова Екатерина Николаевна

(1797-1885)

А. С. Пушкин писал 24 сентября 1820 года из Кишинева брату Льву Сергеевну:
«Мой друг, счастливейшие минуты жизни моей провел я посереди семейства почтенного Раевского, Я не видел в нем героя, славу русского войске, я в нем любил человека с ясным умом, с простой, прекрасной душою, снисходительного, попечительного друга, всегда милого, ласкового хозяина... Все его дочери — прелесть старшая-женщина необыкновенная».

Когда речь идет о Пушкине и Раевских, обычно вспоминают младшую дочь генерала — Марию Николаевну, жену декабриста Волконского. Биографы поэта связывают с ней самую сильную, утаенную любовь Пушкина, к ней относят посвящение поэмы. «Полтава». И она не единожды, обращаясь к прошлому в cвoux «Записках», рассказывала о встречах с Пушкиным.

Действительно под небом юга в обществе Раевских, Пушкин чувствовал себя прекрасно. Здесь он создал, «Кавказского пленника», «Бахчисарайский фонтан» Душевное равновесие, работоспособность, светлое настроение сопутствовали дороге в Гурзуф

Но мысли и воображени поэта занимала не одна Мария. Доказательство тому — процитированные здесь строки послания к брату.
А вот что писал А.И.Тургенев Вяземскому в феврале 1821 года:
« Михайло Орлов женится на дочери генерала Раевского, по которой вздыхает поэт Пушкин. »
Речь снова идет о старшей из дочерей — Екатерине. Слова Тургенева подтверждают и отношения Орлова, жениха Екатерины Раевской, с Пушкиным. Отношения одно время весьма натянутые.

...Во вce время путешествия на юг в семье Раевских, вероятно, царила атмосфера если не влюбленности, то флирта. Каждая из сестер — Екатерина, Елена, Мария — старались обратить на себя внимание Пушкина, мечтая стать героинями его поэзии.

Отголоски этих давних, но не забытых чувств мы встречаем и в «Записках» М.Н.Волконской:
«В качестве поэта он считал долгом быть влюбленным во всех хорошеньких женщин и молодых девушек, которых встречал... В сущности, он любил лишь свою музу и облекал в поэзию все, что видел».

С именем Екатерины Раевской связывают стихотворение «Красавица перед зеркалом», написанное 9 февраля 1821 года в Киеве, в дни, когда поэт жил в доме ее родителей.

Взгляни на милую, когда свое чело
Она пред зеркалом цветами окружает,
Играет локоном — и верное стекло
Улыбку, хитрый взор и гордость отражает.


В Гурзуфе, в 1820 году, поэт был увлечем ею, и это отразилось в элегии «Редеет облаков летучая гряда...».

Редеет облаков летучая гряда;
Звезда печальная, вечерняя звезда,
Твой луч осеребрил увядшие равнины,
И дремлющий залив, и черных скал вершины;
Люблю твой слабый свет в небесной вышине:
Он думы разбудил, уснувшие во мне.
Я помню твой восход, знакомое светило,
Над мирною страной, где все для сердца мило,
Где стройны тополы в долинах вознеслись,
Где дремлет нежный мирт и темный кипарис,
И сладостно шумят полуденные волны.
Там некогда в горах, сердечной думы полный,
Над морем я влачил задумчивую лень,
Когда на хижины сходила ночи тень —
И дева юная во мгле тебя искала
И именем своим подругам называла.


Мы не знаем писем поэта, обращенных к Раевским-сестрам, и они не писали к нему, однако в их личной семейной переписке имя Пушкина встречается довольно часто. И хотя один из биографов поэта, П.К.Губер, считал, что письма Екатерины Раевской-Орловой свидетельствуют о некотором пренебрежении к Пушкину, мы склонны видеть под внешним холодком и чопорностью острый интерес, сердечное внимание и к тому, что писал Пушкин, и к тому, что он думал, и к тому, как держал себя.

Вот несколько отрывков из писем Екатерины к брату ее, Александру Раевскому.

12 ноября 1821 г.
«Пушкин больше не корчит из себя жестокого, он очень часто приходит к нам курить свою трубку и рассуждает или болтает очень приятно. Он только что кончил оду на Наполеона, которая, по моему скромному мнению, хороша, сколько я могу судить, слышав ее частью один раз».
23 ноября 1821 г.
«Мы очень часто видим Пушкина, который приходит спорить с мужем о всевозможных предметах».
8 декабря 1822 г.
«...Пушкин послал Николаю (брату Орловой— Н.Раевскому) отрывок поэмы. которую не думает ни печатать, ни кончить. Это странный замысел, отзывающийся, как мне кажется, чтением Байрона».
Екатерина Орлова умна, наблюдательна, образованна, ее мнения самостоятельны и определены, и, думается, в слова «женщина необыкновенная» Пушкин вложил не только восхищение ее красотой, но и уважение к ее интеллекту и характеру.

Из Михайловского он, работая над трагедией «Борис Годунов», пишет П.А.Вяземскому:
«Сегодня кончил я 2-ю часть моей трагедии ..моя Марина славная баба: настоящая Катерина Орловa! Знаешь ее? Не говори, однако ж, этого никому».
По-видимому, в те дни образ красивой и властной Екатерины не раз возникал перед мысленным взором поэта.
Екатерина Николаевна Paeвская была на два года старше Пушкина. Он познакомился с ней еще в Петербурге в 1817 году. Высокая, статная, словом, блистательная светская красавица, умная, несколько надменная.

Став женой генерала, командующего Кишиневской дивизией М.Ф.Орлова, позднее привлеченного по делу декабристов, она разделила с ним ссылку в калужскую деревню.
В конце 1826 года Екатерина Николаевна приехала в Москву, чтобы проститься с младшей сестрой, отправляющейся в Сибирь к мужу-декабристу С. Г. Волконскому. На проводах Марии Николаевны был, как известно, и Пушкин.
В её «Записках» читаем:
«Сестра Орлова приехала в Москву проститься со мной... видя, что я уезжаю без шубы, испугалась за меня и, сняв со своих плеч салоп на меху, надела его на меня. Кроме того, она снабдила меня книгами, шерстями для рукоделья и рисунками».

Не оставляла Екатерина своим вниманием сестру и позже. Она переписывалась с Марией и делала все, чтобы облегчить ее участь в Сибири.
Старик Раевский, посетив Орловых в их калужском изгнании, писал сыну Николаю:
«Катенька щастлива в своем семействе, муж ея человек без ценной, нам истинный родной, дети премилые, но дела его не в цветущем положении, деревня, в которой он, как заключенный, прескучная, грустная пустыня. Но они здоровы и Орлова характер в веселости не изменяется».

Получив, наконец, разрешение переехать в Москву, Михаил Орлов поселился с семьей на Малой Дмитровке, а потом жил на Пречистенке (ныне Кропоткинская). У Орловых в московский период их жизни бывал молодой А.И.Герцен, который посвятил Орлову проникновенные страницы «Былого и дум».
Иван Сергеевич Тургенев и поэт Яков Петрович Полонский — друзья сына Орловых, Николая Михайловича,— считали за честь провести вечер в обществе ero родителей. В личных архивах современников Орлова сохранились письма,где с глубокой горечью сообщалось о его кончине и мужестве его жены.
«В четверг 19-го Орлов скончался.- писала мужу из Москвы 23 марта 1842 года Aвдотья Петровна Елагина, мать Киреевских.
— Нельзя пересказать, как разбирала душу жена его. Она не отходила от него ни днем. ни ночью, не плакала и даже со всеми говорила, но просто видно было всякому, что её на земле нет.»

После кончины мужа Екатерина Николаевна то уезжала за границу, то жила в Царском Селе, то в Петербурге, то снова возвращалась в Москву, нигде не находя душевного успокоения.
Немало времени отдавала она в это время систематизации бумаг и описанию архива Михаила Васильевича Ломоносова, полученюго в наследство от матери, внучки великого ученого.

Екатерине Орловой была уготована долгая жизнь — она умерла в возрасте 88 лет. Похоронена в Москве, в Новодевичьем монастыре, близ старого Смоленского собора, рядом с мужем.

(Н.Рабкина-журнал"Работница"-1980-ые г)



Пушкин и его современники




Rambler's Top100
Copyright © 2006 nearyou.ru